Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Охота за солдатиками

Охота за немецкими солдатиками, если это действительно игрушечные солдатики, а не бюсты, флаги или что-то еще, ничего кроме юридического смеха и человеческого раздражения не вызывает ввиду своей правовой абсурдности. Наверное, легче охотиться за игрушками, чем искать настоящих неонацистов, которых много сейчас расплодилось. Некоторые из них недавно, кстати, собирались в бывшем блокадном Ленинграде на некий консервативный форум.

Настоящие неонацисты умны, умудрены опытом и стараются свастикой и прочими запятнавшими себя символами не бравировать, под нацистскими знамёнами не шастают и даже железные кресты под подушкой не хранят. Занимаются себе ненавистью и иногда людей убивают.

Что же касается несчастных оловянных солдатиков, то врага надо знать в лицо, и дети должны понимать, кого именно мы победили и побеждать их дальше в своих детских играх.

А взрослым не стоит играть в игрушки, унижать историю и забывать уголовное право, которое безусловно в данном случае говорит, что состава 282 статьи УК здесь нет и возбуждение уголовного дела не корректно.

Некорректно потому, что отсутствуют объективные и субъективные признаки данного состава. Факт продажи не сопровождается действиями, направленными на героизацию и пропаганду нацизма и фашизма. И я сомневаюсь, что такое желание было.


Состав преступления - это всегда наличие необходимых и достаточных признаков, характеризующих реальное деяние, как преступление. В случае с Детским Миром даже необходимых нет, о достаточных и речи быть не может.

Необходимость и достаточность - это общеизвестное требование, утвердившееся в науке уголовного права.

Но самое ключевое: следствие должно доказать прямой умысел должностных лиц магазина на распространение бюстов и фигурок солдат и офицеров времен нацистской Германии с нанесенной на них нацистской символикой, в том числе войск СС, включенных в список экстремистских материалов, с целью возбуждения ненависти либо вражды, а также унижения достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе, что невозможно, так как этого умысла очевидно нет.


Подобные эмоционально возбужденные уголовные дела свидетельствуют лишь об одном - о необходимости усиления взаимодействия науки и практики. Несомненно, такие знаковые, публичные, резонансные дела должны обстоятельно совместно и публично обсуждаться в целях недопущения порождения негативной практики. В противном случае мы рискуем девальвировать и российское уголовное право, и уголовный процесс.

Официальный запрос в Следственный Комитет по Милонову В.В.

Председателю Следственного Комитета
​Российской Федерации
​А.И. Бастрыкину


Уважаемый Александр Иванович,

еще 27 марта текущего года мною в адрес Генеральной Прокуратуры РФ был направлен запрос (прилагается), в котором просил  данный надзорный орган дать уголовно-правовую  квалификацию  и обеспечить сообразное ей прокурорское реагирование на публичные высказывания с очевидными признаками экстремистской направленности  со стороны   депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, председателя комитета по законодательству, гражданина  Милонова В.В. относительно крымско-татарского и украинского народов.

Посредством таких высказываний, широко тиражируемых в средствах массовой информации, названный гражданин фактически выполняет провокационную роль в разжигании  межнациональной  вражды в Крыму и умышленном  осложнении межгосударственных отношений России и Украины.

Наличие  в публичных призывах Милонова признаков  экстремизма документально подтверждено официальным заключением независимого эксперта лингвиста (прилагается). В частности, последним установлено,  что «… высказывания Милонова содержат в себе призыв, адресованный государству «Российской Федерации», к организации военных действий на территории восточных регионов Украины с целью изгнания из входящих в нее областей уроженцев Западной Украины на основании коллективного обвинения последних в поддержании фашистской идеологии».

То есть,  по заключению эксперта, высказывания  данного гражданина «являются речевым действием, направленным на возбуждение национальной розни между народами России и Украины». Установлена экспертом и устремленность   высказываний Милонова на унижение достоинства этнической группы -  крымских татар».

При том, что  сама стилистика высказываний  Милонова об отдельных национальных, этнических группах   - «сумасшедшие козлы», «козлы с центра Украины», «придурки с мандолинами», «турецкие фашистские рожи», «свиньи»  «реально поддержавшие Гитлера в войне», «внуки гитлеровских шкур», «дать в рыло», и т.д.) звучит более, чем разнузданно и оскорбительно.

Тем не менее, и  риторика, и содержание публичных выступлений Милонова, определены  прокуратурой как   вполне сообразные  действующему законодательству.

Мне  сообщено о проведенных  прокуратурой проверках, установивших, что в высказываниях Милонова   «…отсутствуют психологические и лингвистические признаки возбуждения вражды (ненависти) по отношению к какой-либо группе, признаки унижения какой-либо группы лиц, признаки пропаганды, исключительности или неполноценности какой-либо группы лиц, … отсутствуют высказывания, обосновывающие необходи мость или оправдывающие совершение насильственных действий, а также при зывающие к совершению насильственных действий в отношении какой-либо группы лиц.

Оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется». А в самих «…действиях Милонова В.В. не усматривается признаков состава преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ».

При этом содержание и выводы вышеуказанного заключения  эксперта-лингвиста, радикально противоречащие процитированным  выводам из  проверок   прокуратуры, последней проигнорированы.

В этой связи приходится отметить, что прокуратурой в настоящем случае безосновательно принята на себя и, на мой взгляд, не лучшим  образом исполнена функция  проведения проверки  сообщения  о преступлении, тогда как в соответствии с положениями УПК РФ прокурор не является лицом, уполномоченным проводить проверку сообщений о преступлениях, давать заключения об отсутствии либо наличии признаков преступлений - то есть принимать решения в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ. Что прямо следует и из ведомственного акта - Приказа Генеральной Прокуратуры РФ №212 от 27.12.2007 г. «О порядке учета и рассмотрения в органах прокуратуры РФ сообщений о преступлениях», установившего недопустимость разрешения  прокурорами сообщений о преступлениях. Согласно установленному порядку, поступающие  в органы прокуратуры сообщения  о преступлениях фиксируются в книге их  учета и безотлагательно передаются в орган, уполномоченный рассматривать их в соответствии со ст.ст. 144, 151 УПК РФ.

Данные требования УПК РФ и  названного Приказа нарушены. Прокуратурой фактически произведена процессуально не допустимая  проверка сообщения о преступлении и постановлено  решение об отсутствии в действиях гражданина Милонова В.В. признаков состава преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ.

В целях устранения очевидных негативных последствий данного процессуального  нарушения со стороны надзорного органа вынужден направить имеющиеся материалы в отношении действий гражданина Милонова, по всем внешним признакам и заключению специалиста - лингвиста содержащих в себе признаки преступления, предусмотренного ст.282 УК РФ, непосредственно в возглавляемый  Вами, уважаемый Александр Иванович, Комитет для  надлежащей проверки в порядке ст.ст. 144, 151 УПК РФ.

Понятно,  что однообразные в своей повторяемости,  нарочито  эпатажные, насыщенные ненормативной лексикой и лишенные действительной  этической основы публичные  акции Милонова  не воспринимаются здравомыслящими людьми  иначе, как эскапады не вполне уравновешенного индивидуума, публично впадающего в мракобесие и экстремизм, полагая и то и другое за некий «эксклюзивный  политический актив».  Акт, на деле таковым не являющийся и до определенного момента  реальных негативных  последствий не создающий лишь в силу своего   очевидного  примитивизма. Исключительность же, на которую при этом претендует гражданин Милонов,  определяется лишь выдаванием  инициируемых им акций  за достойный уровень  образования,  интеллекта и, если можно так выразиться, «политической совести», политкорректности, налагающих вполне определенные  этические ограничения в мышлении, высказываниях и действиях.

Допускаю, что именно неформальным восприятием личности самого гражданина и столь специфичного   своеобразия его «политической деятельности» и  руководствовалась Генеральная прокуратура, не усмотревшая  признаков преступления в саморекламе данного персонажа.
Однако длительное  отсутствие должной реакции со стороны правоохранительных органов на  формальный уголовный состав тиражируемых СМИ публичных  акций Милонова  поощряет последнего ко все большей, и без того уже ставшей системной, экстремистской  активности, ориентированной и обращенной к  маргинальным элементам   электората.

Причем ряд проявлений такого рода не только образуют  состав уголовного преступления,  но и влечет за собой очевидный политический урон в условиях напряженных международных отношений России и  Украины.

Так, в сети Интернет широко представлены фотографии гражданина Милонова,  якобы сделанные в период его пребывания   на территории Украины в районе ведения боевых действий.


На фотографиях   представлен Милонов, вооруженный боевым армейским оружием - автоматом АКСМ,  гранатометом, холодным оружием. Съемка произведена  на открытой местности на фоне артиллерийской установки  и православного креста. На ряде фотографий Милонов зафиксирован рядом с неустановленным лицом, также вооруженным боевым  стрелковым оружием армейского образца.

Во всех эпизодах этой горделивой «фотосессии» пономарь  храма св. Петра (Митрополита Московского), председатель  комитета ЗАКС Санкт-Петербурга  Милонов запечатлен   в  обычной для его мирского, а теперь еще и в стиле «милитари»,  гардероба футболке с  нарочито демонстрируемой  надписью «православие или смерть». В то время, как в  федеральном списке экстремистских материалов Минюста РФ  данный девиз давно содержится под номерами 825 и 865, как сеющий  вражду между представителями религиозных конфессий и провозглашающий превосходство православия над иными вероисповеданиями. Его настойчивая  демонстрация Милоновым, продолжающаяся уже ряд лет   вопреки Федеральному закону  «О противодействии экстремистской деятельности» и установленным  им запретам, иных причин и объяснений, кроме безнаказанности, проистекающей из небрежительного  отношения правоохранительных органов к самой  его личности, как и эффективности его деятельности, не  находит.

Тем не менее,  как бы  примитивно, нелепо  и потешно  ни выглядели поползновения гражданина Милонова В.В. на обретение дешевой популярности, их пресечение является прямой обязанностью правоохранительных органов, с момента, как только  они вступают в противоречие с действующим законодательством.

Как мне представляется, Уважаемый Александр Иванович, такой момент настал,  причем   далеко не вчера.

Ввиду изложенного и руководствуясь п.1. ст.14 и ст. 17 ФЗ «О статусе члена Совета Федерации  и статусе депутата Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации» №3-ФЗ от 8 мая 1994 г., прошу Вас, уважаемый Александр Иванович, наряду с осуществлением проверки наличия  в действиях гражданина Милонова В.В. признаков состава преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ, принимая во внимание  очевидное отсутствие у гражданина Милонова  легальных возможностей обретения и ношения боевого армейского вооружения, прошу также установить и проверить участников  вышеназванных   фотосъемок на предмет  наличия в их действиях состава преступлений, предусмотренных  соответствующими статьями УК РФ, а именно:

-205.1. Содействие террористической деятельности;

-205.2. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма;

-205.3. Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности;

-205.4. Организация террористического сообщества и участие в нем;

-205.5. Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации;

-208. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем;

-222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств;

-224. Небрежное хранение огнестрельного оружия;

-225. Ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств;

-226. Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств;

-226.1. Контрабанда сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей, взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а также материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а равно стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей либо особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов.

То есть, осуществить предметную проверку  достоверности самого пребывания  гражданина Милонова на территории Украины в момент исполнения указанных фотографий с оружием, действительных целей пребывания и законности его деятельности в границах сопредельного  государства, порядка и оснований получения, ношения, демонстрации и, не исключаю, применения  им боевого оружия, сопричастности  деятельности незаконных вооруженных формирований, группировок экстремистской, террористической направленности, иным  правонарушениям.


Впрочем, я не исключаю что господин Милонов не является настоящим преступником, а просто тяготеет к болезненному позиционированию себя в качестве особого опасного преступника, что, возможно, диктуется спецификой его здоровья и психического состояния. Меньше всего я хотел бы добиться уголовного преследования человека, который виноват лишь в том, что своевременно не получил квалифицированную психиатрическую помощь, поэтому просил бы рассмотреть возможность психиатрического освидетельствования Милонова В.В. без его согласия в соответствии со статьями 23-25 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" как раз для создания возможности получения им такой помощи.

Мне кажется, что в результате освидетельствования  вполне могут быть обнаружены основания для постановка вопроса об ограничении дееспособности или о признании недееспособным господина Милонова с дальнейшим назначением ему попечителя или опекуна, причем, вероятно из числа депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга.

Что привело бы к оздоровлению не только господина Милонова, но и российской политики в целом.


С уважением

Член Совета Федерации от Архангельской области
Константин Добрынин

Пять минут на звонок из полиции

Наш уголовный процесс хоть и состязательный, но не равноправный. Если вас, не дай бог, задержали, то это не равноправие вы ощутите еще до начала процессуального состязания. Если задержат вечером, то ваша семья может узнать об этом факте только утром, предварительно обежав все окрестные отделения полиции, морги и больницы. И хорошо, если у ваших родных здоровое сердце - в жизни бывает по-разному. Мы с коллегами решили предложить норму гарантирующую задержанному пятиминутный телефонный звонок своим родственникам. Но и следствие, при этом, в обиду не дадим.

Если вы возьмете в руки уголовно-процессуальный кодекс и решите прочитать про задержание, то вы обрадуетесь, так как пунктом 3 части 3 статьи 49 «Защитник» Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации вам не двусмысленно гарантировано, что защитник участвует в деле с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях, предусмотренных статьями 91 «Основания задержания подозреваемого» и 92 «Порядок задержания подозреваемого» УПК РФ.

Однако жизнь, согласно Форесту Гампу, это коробка конфет, никогда не знаешь, какую вытянешь, поэтому, когда читаешь чуть внимательнее, то замечаешь, что, вместе со всем хорошим, статья 92 УПК вопрос участия адвоката при составлении протокола задержания подозреваемого не регламентирует.

Этот пробел превращается в многоточие, а в процессуальном состязании оборачивается запрещенным силовым приемом и им пользоваться не брезгуют.

Например, задержать вас и не допрашивать сразу. Без адвоката же допрашивать нельзя, поэтому сидите наедине с самим собой и ждите пока не истекут 12 часов отведенные статьей 96 «Уведомление о задержании подозреваемого» УПК, которая устанавливает, что дознаватель или следователь не позднее 12 часов с момента задержания подозреваемого уведомляет кого-либо из близких родственников, а при их отсутствии - других родственников или предоставляет возможность такого уведомления самому подозреваемому.

Только с этого момента ваша семья узнает, что вы живы, а ваш защитник помчится вам на помощь. Пока же вы предоставлены себе, оперативным сотрудникам и не процессуальным действиям. А поскольку мы не совсем дети, то понимаем, что такие действия происходят, а в процессуальном состязании кое-кто получил фору. И он совсем не вы.

Это правовое упущение никак не соотносится ни с конституционными правами, ни с уголовно-процессуальным ограничением этих прав и ни с охраной прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. Последнее гарантируется всем участникам уголовного судопроизводства, в том числе и подозреваемому. Одним из элементов охраны его прав и свобод является уведомление родственников о задержании подозреваемого.

Мы с коллегами Клишасом и Тюльпановым полагаем, что эти уголовно-процессуальные правовые формы нуждаются в уточнении и поэтому решили устранить этот пробел путем дополнения статьи 92 УПК частью 11, устанавливающей, что при составлении протокола задержания обязательно участие защитника, который приглашается, назначается в порядке, предусмотренном статьей 50 «Приглашение, назначение и замена защитника, оплата его труда» все того же УПК РФ.
А поскольку обязательность участия защитника гарантируется статьей 51 «Обязательное участие защитника» УПК, то в связи с этим нашим законопроектом предлагается дополнить часть 1 указанной статьи требованием обязательного участия защитника при составлении протокола задержания.

Что же касается времени уведомления семьи о вашей судьбе, то мы предлагаем предоставить возможность самому подозреваемому уведомить своих родственников и защитника о задержании посредством телефонной связи. Если же такая связь отсутствует (у нас всякое бывает), тогда  иного вида связи, продолжительностью не менее пяти минут.
При этом дознаватель, следователь такую возможность обязан предоставить не позднее двух часов с момента фактического доставления к нему подозреваемого.

Но поскольку процессуальное состязание должно быть честным и тайну следствия никто не отменял и отменять не будет, то сам процесс уведомления родственников и защитника о задержании подозреваемого должен безусловно согласоваться с этой самой тайной следствия, поэтому мы уточнили, что в процессе уведомления адресата о своем задержании подозреваемый не вправе излагать обстоятельства дела и доказательства, имеющиеся у органов следствия и которые в дальнейшем могут быть добыты.
Так тоже честно и справедливо.

А для того, чтобы отдельные граждане, которые не безосновательно подозреваются следствием в преступлениях и которые могут попытаться, воспользовавшись, строгим, но справедливым законом предупредить своих соучастников о приключившемся с ними несчастьем или когда родственники являются такими соучастниками, не смогли никого предупредить, нашим законопроектом предусматривается необходимость сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факт задержания подозреваемого, но с уточнением порядка такого не уведомления. В этих случаях по мотивированному постановлению дознавателя, следователя, с согласия прокурора родственники подозреваемого не уведомляются, за исключением случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним. Ключевое слово здесь "мотивированное". Следователь должен быть в этом уверен, суметь это обосновать и убедить в этом прокурора. А потом вместе с прокурором за свое обоснованное и законное решение нести ответственность.

Эти небольшие дополнения мы и хотим внести в статью 96 Уголовно-процессуального кодекса.
По нашему мнению именно нюансы защищают права людей значительно.

О том, как я рейдерство похоронил

Недавно посчастливилось побывать в Синоде, который теперь президентская библиотека им.Ельцина. Минюст проводил научную конференцию, а я решил ненаучно рассказать про рейдерство. Так как надоело уже о нем говорить, а пора его хоронить. 

Выступать на сессии с такой темой было приятно, так как моя предыдущая практическая деятельность связана с противодействием рейдерству.  Особенно в тот период, когда я работал в группе Илим и возглавлял дирекцию по защите прав собственности, и практически прожил несколько лет то на Котласском, то на Братском целлюлозно-бумажных комбинатах,и конечно, тогда, когда с друзьями создавал юридическую компанию Pen&Paper. 

Для того, чтобы понять статус рейдерства в России, необходимо понять роль президентских антирейдерских поправок.

Итак, хороши ли эти поправки ? Ответ:  безусловно, "Да" . Нужны ли эти поправки именно сегодня? Ответ : "Нет". 
Эти поправки напоминают мне отличный современный огнетушитель, повешенный в доме после пожара.
Для того, чтобы с этим спорным тезисом согласиться, надо посмотреть немного в историю. А именно в историю рейдерства. 

У нее было 3 этапа. 

Первый - это период, начавшийся с середины 90-х годов и закончившийся примерно на рубеже 2000-х. Его нельзя было в полной мере назвать рейдерским, так как в большей степени это был период бандитизма и оргпреступности.

Второй период, это пятилетка чистого или классического рейдерства, которое закончилось примерно в 2005 году. Ему были характерны оригинальные юридические рейдерские схемы, технологии и злоупотребление правом в чистом виде. Это была борьба умов во многом.

Третий период. Весьма короткий, но яркий. Это последние три года перед введением поправок. И кстати, именно этот период в полной мере отражал буквальное понятие рейдерства. Это было самое тупое рейдерство или рейдерство в буквальном переводе - это были налеты. В этом смысле Петербург отличился и стал лидером, так как захватывали активы практически целыми улицами. Закончился этот период не введением уголовных новелл, а тем, что явление стало угрожать власти и системе управления. И было принято решение политическое, а не юридическое. 

А затем появились поправки, которые подвели юридическую черту под явлением.

В период президентства Дмитрия Медведева уголовное и уголовно-процессуальное законодательство подвергалось неоднократной корректировке и дополнениям. Так, в УК РФ за последние 4 года вносились изменения более 50 раз. В УПК РФ – около 70.

Часть указанных изменений непосредственно касалась рейдерства.

Хорошие эти статьи, просто замечательные,  только в настоящее время являются «неработающими», то есть следственная и судебная практика по ним практически отсутствуют. Они - полумертвые статьи.

С одной стороны, это связано с общей косностью правоохранительной системы, опасающейся применять все новое и неисследованное. Так как, дополнительно вменив указанные составы совместно со ст. 210 (организация и участие в преступном сообществе), ст. 159 (мошенничество), ст. 327 (изготовление, использование поддельных документов) можно получить непредсказуемый результат, например, в виде возвращения дела для устранения недостатков и проведения дополнительного следствия. А суд, в свою очередь, не получая такие дела на рассмотрение, соответствующую практику создать не в состоянии. Получается замкнутый круг.

С другой – их «дублирующим» характером, так как эти действия, искусственно вычленены  из состава ст. 159 УК РФ. Конечной целью любого мошенничества, в том числе «рейдерства», является хищение чужого имущества, либо права на него. Данные же составы преступлений ранее целиком и полностью охватывались положениями ст. 159, т.е. были составными частями единого преступного умысла всей преступной группы (организованного преступного сообщества), направленного на хищение, и на практике сами по себе, как правило, не существуют.

Ранее степень ответственности участника рейдерского захвата определялась с учетом характера и степени фактического участия каждого из них в преступной схеме со ссылкой на ст. 33 (виды соучастников преступления) УК РФ. И, на мой взгляд, этого было вполне достаточно, в случае осведомленности каждого соучастника о конечной цели преступного посягательства.        

В случае наличия сведений о многоэпизодности совершенных однородных преступлений (рейдерских захватов), их межрегиональности и участии в преступных группах действующих представителей властных структур, их действия в совокупности квалифицировались по ст. 210 УК РФ (организация и участие в преступном сообществе).

Если внимательно проанализировать антирейдерские поправки, то можно заметить, что Диспозиции новых норм сконструированы так, что позволяют привлекать рейдеров к уголовной ответственности уже на начальных этапах рейдерского захвата, когда ими незаконно устанавливается управленческий контроль над хозяйственным обществом. Тем самым предупреждается наступление последствий в виде утраты титульным владельцем права собственности на захваченное имущество и передача его после "отмывания" недобросовестному Приобретателю.

В заключение можно сказать, что, если посмотреть на рейдерство с расстояния, а сейчас именно так на него смотреть уже можно, то можно увидеть, что пресловутое рейдерство является удобным мифом, который был придуман коррумпированными чиновниками и правоохранителями, которые прикрывали свое бездействие, так как удобно было говорить, что невозможно справиться с напастью этой, т.к нет необходимого законодательного инструментария. И вот что получилось: теперь у нас есть блестящий, отточенный инструмент - правда рейдерства больше нет.

С чем я всех нас и поздравляю.