Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Яблоко Корлеоне

Ему было около тридцати, и он всегда улыбался. Когда подходили гости, он смотрел на них, подмигивал и говорил: "Ну, как жизнь, приятель?". Звали его Яблоко. И это было чистой правдой.

Яблоко


Если быть совсем откровенным, то его звали Солнечное Яблоко, помесь английского apple и испанского sol.

Родился он в жаркий солнечный день в 80-м в солнечной Калифорнии. Мама, хиппи со стажем, весь день не могла найти себе места, и когда схватки начались, пошла в сад и легла под тенистую яблоню. Так на свет появился маленький Яблоко. Конечно, ему не было скучно, ведь у него уже была сестра по имени Sunshine.
Летело время, Яблоко рос, закончилась холодная война, а в России только началась перестройка и хиппи одели галстуки. Но Яблоко остался, он был ленивый и веселый раздолбай. Перебрался на озеро Тахо, в Неваду, работал здесь барменом и был очень доволен жизнью. Историю своего имени он с гордостью рассказывал всем, не миновав и нас.

Линда

С Яблоком нас познакомили наши новые друзья - Линда и Фрэнк. Оба настоящие американцы и оба любят свое озеро и свою Америку. Ей за 50, бывшая учительница и директор школы из Калифорнии, внешне напоминает Ким Бесинджер. Любит школу и своего Фрэнка очень сильно. Однажды к ним в школу приехал губернатор Шварцнеггер и ей выпала печаль его встречать.
- Ты знаешь, он очаровательный. Настоящий мужик. Костюм как с иголочки, не сутулится. Словно в армии служил. Нравится всем бабам. Как губернатор - так себе. Вначале вроде ничего, потом пошло поехало, и идиотская история с любовницей. Жаль его, - она вздохнула и подмигнула Фрэнку. Тот хитро насупился и добавил:
- Наверное, он приобнял тебя там, на вручении призов, вот ты дифирамбы и поешь ему.
Знакомы эти двое были уже девять лет, женаты три. Познакомились тут, на Тахо, у обоих второй брак и взрослые дети. И сами они любят друг друга и счастливы как дети.

Плейбой

Фрэнк не был прирожденным яхтсменом, но был добрым человеком и очень любил озеро Тахо. Озеро отвечало ему взаимностью и однажды на закате подарило ему встречу с Линдой. Родился в Миссисипи, всю жизнь он был в большом бизнесе, своя компания, успех, первый брак, закат, любовь по имени Линда, лодка...
Он был счастливый человек, и его любила жизнь.
- Хотите, я вам покажу свое озеро, настоящее, а не как для туристов? - он улыбнулся и пригласил нас на лодку.
Времени словно не было, была только вода цвета Taho blue и Синатра в динамиках.
Мимо промелькнул странный дом с маленьким маяком и беседкой. И мы услышали американскую историю.

Их было два брата. Оба приехали покорять Америку в середине 19-го века. Один с револьвером и кулаком на золотых приисках Калифорнии, которые тогда лихорадило. Второй открыл банк, сохранял и преумножал добычу брата.

У первого родился сын. В отца пошел лишь дерзким нравом и смелостью. Семейным бизнесом заниматься не хотел, любил цирк. Вместо пыльного банка предпочитал уезжать в Африку и ловить там диких кошек, потом дрессировать. Затем - первая мировая, он, естественно, воюет и остается живой. К двадцатым годам века двадцатого стал единственным полноправным наследником всех денег. Их было не мало. Назло папе и дяде заявил, что работать не собирается, а будет тратить. И тратить так, как пожелает его душа.

Душа была широка и желала многого.

30 миллионов наследственных денег он неплохо вкладывает в акции, так что к началу великой депрессии они превращаются в 50. За несколько дней до финансовой катастрофы он сливает все акции и забирает кэш. Это чистый black jack и в финансовом, и человеческом смысле. Но так как Америку накрывает кризис, государству недосуг расследовать каким образом он получил инсайдерскую информацию.

На все деньги он купил береговую линию озеро Тахо, начиная от границы с Калифорнией. Это был гениальный инвестиционный ход. Больше он не брал в свои руки ручку.

Построил вот это самое поместье, с подземными каналами внутри, так как не любил ходить пешком, и маяк с беседкой. Когда третьей жены не было дома, на маяке горел зеленый свет, и два его друга, Синатра и Говард Хьюз, видя это с другого берега озера, немедленно приплывали к нему. Бывали вечера неудачные, и тогда горел запрещающий красный свет.

Умер он в одиночестве. В 1954-м лев из его домашнего зоопарка сильно помял его и сломал ногу. Операцию делать не стал. В 1969 году проплывающие мимо могли заметить сгорбленного старика в беседке-маяке, глядящего на озеро. Горел красный свет.

Сицилиец

Я молчал, глядя на удаляющееся и пустынное поместье отвязного Джорджа Виттеля-мл., и думал, что, наверное, лучше и без маяка, но не в одиночестве, когда Фрэнк вдруг сказал: "А кино хотите увидеть?"
Отказываться было глупо, и путь на другой берег озера занял полчаса.
Берег приближался, уже был виден большой одноэтажный дом на берегу. И причал для лодок. Очень большой причал.

Чем ближе мы подплывали, тем четче становилась картина и тем быстрее мы оказывались в прошлом. Когда мы оказались метрах в двадцати, по спине у меня поползли мурашки. Был солнечный летний день, рядом смеялись жена с дочкой и просили их сфотографировать. А перед глазами у меня стояло это же место, но холодным весенним утром, и лодка с двумя мужчинами, отплывающая от пирса. Оба были одеты в рыбацкие куртки, у обоих на голове были широкие рыбацкие шляпы. Один сидел впереди и молился. Второй сзади. Вернуться с рыбалки должен был только один. Молившегося звали Фредо Корлеоне. Мы стояли на лодке прямо перед домом крестного отца Майкла Корлеоне в Неваде. Был 1973год.

Медведь и The end

Вечером в такси, слушая дурацкую музыку, которая почему-то очень нравилась водителю по имени Джефф, я спросил его про человека-яблоко. Он идиотски хохотнул в ответ и сказал :"Да, Яблоко здесь все знают, а вы медведей видели уже?".
И, увидев недоумение на моей физиономии, добавил: "Вот, смотри, 20 минут назад около вашего отеля заснял" - и протянул мне iPhone .

Posted via LiveJournal app for iPad.